[главная][наше упование][раскол патр. Никона][раздор митр. Корнилия][ересь монаха Алимпия][богослужение][жизнь общины][отдел соц. поддержки][библиотека][фотогалерея][контакты]
скачать файл в формате PDF
ПОВЪСТВОВАНІЕ О ВОЗСТАНОВЛЕННОМЪ ЧЕСТВОВАНІИ СВЯТЫХЪ И ДОСТОПОКЛАНЯЕМЫХЪ ИКОНЪ,
или о томъ, какимъ образомъ и по какой причин
ъ Святая Божія Церковь установила ежегодно совершать Православіе въ первый недъльный день великаго поста

КОГДА ИМПЕРАТОРЪ
ФЕОФИЛЪ, имъя, по попущенію Божію, верховную власть въ рукахъ своихъ, принялъ беззаконную, нечестивую, тяжкую и душепагубную ересь богоненавистнаго Копронима и его послъдователей - звърей по имени и нравамъ; то онъ сдълался столько жестокъ, что ни мало не уступалъ имъ въ звърствъ и лютости. Сей безразсудный государь, возобновивши съ злобнымъ и нечестивымъ намъреніемъ прежнюю ихъ жестокость, и подражая буйству иконоборцевъ, родившемуся отъ Манихейскаго неистовства, воздвигъ и самъ тяжкое гоненіе на Церковь Божію, имъя совътникомъ въ душепагубной ереси, и вождемъ къ погибели, Іоанна, начальника братства, или лучше - начальника прорицанія и демонскаго искуства, новаго, по-истинъ, Аполлонія, или другаго Валаама, славившагося въ наши времена своими нечестивыми дълами и гаданіями. Недостойно овладъвъ кормиломъ патріаршескаго престола, этотъ развратитель погрузилъ на дно челнъ Церкви Божіей. Ибо онъ былъ искусный художникъ и изобрътатель всякаго богоненавистнаго дъйствія и предпріятія. Подъ его-то руководствомъ образовался въ наукахъ, заразился нечестіемъ и омрачилъ умъ свой ложными и зловредными мыслями, върный послъдователь его, удобное орудіе діавола, - легкомысленный и жалкій Феофилъ. О, развращеніе и глупость, сопровождавшіяся множествомъ другихъ пороковъ! Нелъпые вымыслы нечестивыхъ и беззаконныхъ иконоборцевъ не заключаютъ въ себъ достойнаго вниманія. Всъ ихъ письма и отвъты наполнены пустословіемъ, ложными баснями и насмъшками. Жалкіе! бросая какъ-бы на уд? свою приманку, они уловляли ею только тъхъ, кои были простъе ихъ и неопытнъе. Гортань ихъ была подобна отверстому гробу или пещи, наполненной дымомъ. Слова ихъ разсъявали и помрачали взоры неразумныхъ, кои уклонялись отъ Истины, прельщаясь ничтожнымъ блескомъ сплетенной ими лжи. Когда, такимъ образомъ, дъйствовали враги Истины, священный и досточтимый Соборъ мужей православныхъ, взирая, на столь нечестивыя дъла тъхъ, кои именуются Христіанами, пораженъ былъ великою скорбію и печалію. «Можно ли думать, говорили сіи мужи между собою, чтобы кто-нибудь столько былъ нечестивъ и развратенъ, или дошелъ до такой степени своеволія и безразсудства, что дерзнулъ бы поколебать уставы, положенные достославными, самимъ Богомъ избранными, святыми Его апостолами, и святыми семью Вселенскими Соборами, и повредить хотя одну черту въ сихъ уставахъ, а съ тъмъ вмъстъ отказаться отъ добровольной имъ покорности, какъ это дълаютъ теперь безстыдные иконоборцы? Дерзнувшій такъ поступать самъ, или учить другаго, долженъ быть отлученъ отъ Церкви, долженъ быть чуждъ Царствія небеснаго». Но о семъ довольно.

Несчастный и жалкій
Феофилъ, не думая впрочемъ о своемъ исправленіи, многихъ православныхъ подвергалъ различнымъ, жестокимъ наказаніямъ, повелъвалъ ихъ съчь, истязывалъ пытками, и потомъ заточалъ въ ссылку. Люди благочестивые, провождавшіе жизнь Боголюбезную, украшенную святостію и православіемъ, великодушно и мужественно переносили всъ жестокости, и просили Бога о скоръйшемъ прекращеніи бъдствій. Ибо первая добродътель есть чувство Православія. Въ сіе время прославились мужи, достойные удивленія по своему благочестію, и исполненные ревности и Божественной мудрости, какъ то: чудный Исаія, находившійся въ заточеніи въ Никомидіi; Іоанникій, великій знаменоносецъ, который, чрезъ просвъщеніе отъ Святаго и Животворящаго Духа, удостоился получить великій и удивительный даръ прозорливости и предвъденія, и потому вопрошаюшимъ его открывалъ многія будущія событія; Никифоръ Боголюбезный и освященный патріархъ; достославный Феодоръ, игуменъ Студійскаго монастыря; Мефодій блаженнъйшій, Божественный Исповъдникъ и ревностный защитникъ православной Въры; Михаилъ Синкеллъ, великій Исповъдникъ; досточудный и освященный Феофанъ Исповъдникъ, изъ великаго селенія; Феодоръ и Феофанъ, родные братья, именуемые начертанные, и многіе другіе поборники добродътели и православной въры - всъ они вооружались за истину и въру своихъ предковъ, отражали вражескія нападенія, обращали въ бъгство тъхъ, которые издалека метали въ нихъ стрълы, и противустояли всему сонму еретиковъ. Ибо Верховный Правитель вселенной - Христосъ Ісусъ, истинный Богъ нашъ, соотвътственно жестокости бури, даровалъ кораблю Церкви искусныхъ кормчихъ и стражей, мужество вождей ея противопоставилъ силъ враговъ, и уготовилъ приличное врачевство для предохраненія отъ опасной болъзни, свиръпствовавшей въ сіе время. Между тъмъ Феодора, досточтимая и благочестивъйшая царица, Боголюбезная отрасль благочестиваго и православнаго корня, тайно уважала православныхъ и дружественно обращалась съ ними; а суемудрыхъ и богоненавистныхъ иконоборцевъ проклинала и отвращалась. Она печалилась, болъзновала, скорбъла, и желала оказать православнымъ какую-либо помощь, но! - опасалась ярости и суровости своего мужа, неумолимой его жестокости въ наказаніяхъ, непреклоннаго гнъва, строгаго голоса, звърскаго и угрюмаго лица - и отъ страха молчала. Впрочемъ она не преставала изыскивать благопріятнаго случая, дабы открыть и показать всъмъ Боголюбезный образъ своей жизни, свою непорочную и православную въру. Человъколюбивый и Милосердый Богъ, всегда Пекущійся о спасеніи людей, и все Зиждущій и Направляющій къ добрымъ цълямъ, дъйствительно не презрилъ благаго ея намъренія, но, спустя нъсколько времени, возвеличилъ чрезъ нее чистое, спасительное Православіе, и возстановилъ почитаніе святыхъ и достопокланяемыхъ иконъ. Какъ это случилось, видно будетъ изъ слъдующаго. На пятомъ году царствованія Феофила, къ отчизнъ его - Аммореъ съ сильнымъ войскомъ приступили беззаконные и нечестивые агаряне, и не смотря на то, что нашли ее укръпленною, безопасною, и охраняемою осмью вождями, ихъ намъстниками и войскомъ, въ продолженіи однакожъ пятнадцати дней мъсяца августа, опустошили ее, взяли въ плънъ жителей, и совершенно покорили оную своей власти. Тогда умерщвлено было множество Христіанъ; а прочіе, коихъ число не меньше было перваго, взяты были въ плънъ, и вмъстъ съ сорока-двумя святыми, славными новоявленными мучениками, отведены въ Сирію. Подобнымъ образомъ морское войско, сошедъ, съ кораблей, опустошило Цикладскіе острова, и овладъло Критомъ и Сициліею. Константинополь же страдалъ отъ холода и свиръпой зимы; ибо въ это время, кромъ бъдствій отъ враговъ, была продолжительная, жестокая и лютая зима, страшный голодъ, засухи, разныя огненныя явленія, вредоносныя и заразительныя перем?ны въ воздухъ. Кромъ того, частыя и ужасныя землетрясенія служили обличеніемъ въ безмърномъ развращеніи и зловредномъ ученіи императора. Ибо этотъ суемудрый государь дошелъ до такой степени нечестія и безумія, что богоненавистными дълами своими превосходилъ даже Копронима и звъроименныхъ его послъдователей, изобрътателей пагубной ереси. Продолжая такъ поступать, и производить великія жестокости, во всъ двънадцать лътъ и три мъсяца своего царствованія, нечестивый и законопреступный Феофилъ наконецъ впалъ въ болъзнь, которую называютъ дисентерія, и отъ нее, вотъ какимъ образомъ, кончилъ жизнь свою: при наступленіи смерти, уста его разверзлись до самой гортани, и между тъмъ какъ душа его боролась со смертію, августъйшая ?еодора горько плакала, а потомъ отъ безмърной своей горести и печали нечувствительно заснула. Тогда она увидъла во снъ Пресвятую Богородицу, носящую на рукахъ своихъ Крестоносца, и окруженную безчисленнымъ сонмомъ лучезарныхъ ангеловъ, которые жестоко укоряли Феофила, во гнъвъ наносили ему частые удары за неуваженіе его къ святымъ и достопокланяемымъ иконамъ. Это сновидъніе продолжалось довольно долго, и она напослъдокъ проснулась. Феофилъ же, въ сіе время непрестанно качая головою, кричалъ: «горе мнъ бъдному! Меня бьютъ за непоклоненіе иконамъ! За неуваженіе къ нимъ меня мучатъ!» Предстоящіе и плачущіе, слыша слова сіи, поражены были великимъ ужасомъ и удивленіемъ. Но тогда, какъ царь не преставалъ во всю ночь кричать и повторять оныя слова, царица со слезами возносила умъ свой и сердце въ непрестанныхъ молитвахъ къ Пресвятой Богородицъ, твердо уповая на ея милосердіе. Въ это же время пришелъ, вмъстъ съ другими, Феоктистъ Каниклій, и изъ боязни къ царю, укрывалъ отъ него образъ, который тайно носилъ на груди. Но когда царь, въ продолженіи мученія, происходящяго отъ жестокихъ ударовъ, наносимыхъ ему невидимою рукою, всюду обращалъ взоры свои на плачущихъ: то увидълъ на шеъ Феоктиста цъпь скрываемаго имъ на груди образа, который представлялъ святое изображеніе Господа, и съ великимъ усиліемъ сталъ указывать на него перстомъ и кивать головою, давая чрезъ то знакъ, дабы онъ подошелъ къ нему. Феоктистъ, крайне смущенный, по причинъ замъченнаго на немъ святаго образа, хотълъ было уйти; но будучи остановленъ другими, съ великимъ страхомъ подошелъ къ царю, не имъя возможности долъе скрывать священнаго изображенія. Тутъ нъкоторые подумали, что царь хочетъ рвать у него волосы, и потому влагали ихъ въ руки его; самому же Феоктисту казалось, что ему тотчасъ отрубятъ голову. Между тъмъ царь, взявъ въ руки цъпочку, привлекалъ ее къ устамъ своимъ, и лишь только сія цъпочка, на которой, какъ мы сказали, висълъ святый и достопоклоняемый образъ нашего Спасителя и Бога, коснулась устъ и лица его, какъ вдругъ распавшіеся уста его, которые повредили истинное ученіе Церкви, и много суесловили противъ святыхъ и достопокланяемыхъ иконъ, опять сошлись и соединились по-прежнему. Вслъдъ за совершившимся столь великимъ чудомъ, остановилось хрипъніе въ его горлъ, и возобновились черты лица царева. Онъ пересталъ кричать, и не чувствовалъ уже боли отъ несноснаго мученія и наказанія, такъ что вскоръ заснулъ, возъимъвъ увъренность, что доброе и душеспасительное дъло чтить, уважать и покланяться святому и пречистому изображенію Господа и Бога и Спаса нашего Ісуса Христа, Его Всесвятой Матери и всъхъ Святыхъ. Ибо это есть первый, таинственно совершаемый путь восхожденія къ Богу. Спустя же нъсколько дней послъ сихъ произшествій, когда Феофилъ приближался къ смерти, Феодора, досточтимая и незабвенная супруга его, увидъвъ, что онъ борется со смертію, и готовъ испустить послъднее дыханіе, тотчасъ открыла ковчежецъ свой, и обнаружила предъ всъми тайну своего правовърія и благочестія. Ибо вынувъ изъ сего ковчежца святый и пречистый образъ, явившагося во плоти, Господа Бога и Спасителя нашего Ісуса Христа, также святой и пренепорочной Матери Его, она убъдила Императора Феофила поклониться симъ иконамъ, и облобызать оныя.

По кончин
ъ Феофила, вскоръ за симъ послъдовавшей, сталъ царствовать, вмъстъ съ своею матерію Феодорою, сынъ его - Михаилъ, имъвшій тогда отъ рода пять съ половиною лътъ. Въ это время, по царскому указу императрицы Феодоры, немедленно возвращены были и освобождены отъ узъ всъ отцы, которые находились въ ссылкъ, или содержались въ мрачныхъ темницахъ, и вмъстъ съ ними множество монаховъ. Не малое также число возвращено было и благочестивыхъ мірянъ, изъ коихъ беззаконный Феофилъ однихъ, лишивъ насильственно имънія и нъкоторыхъ членовъ тъла, сослалъ въ ссылку; а другихъ, которые не хотъли повиноваться суемудрымъ и лживымъ словамъ его, послъ наказанія, отдалъ подъ кръпкую стражу. Всъ эти страдальцы, по возвращеніи своемъ, провождали свою жизнь въ свободъ и радости, хваля и славя Бога. Тогда же упомянутый начальникъ и учитель гнусной и душепагубной ереси, несчастный Іоаннъ, - глава прорицателей! - съ безчестіемъ сверженъ былъ съ патріаршескаго престола: и по правдъ и суду Божію преданъ проклятію, со всъми своими единомысленниками, которые, подобно свиръпымъ и хищнымъ звърямъ, преслъдовали и опустошали стадо Христово. На мъсто его, по благодати Божіей, промысломъ Христа, истиннаго Бога нашего, и по общему согласію всъхъ православныхъ, избранъ и возведенъ Мефодій - славный Исповъдникъ и защитникъ православной въры, который ръшительно опровергъ и ясно изобличилъ все нагубное хитросплетеніе діавола противъ святыхъ иконъ, и нечестивое суесловіе ересеначальниковъ и послъдователей глупаго и безумнаго ихъ ученія - и такимъ образомъ утвердилъ и прославилъ истинную и православную въру нашу. По сей причинъ, кромъ тъхъ гоненій и опасностей, коимъ подвергался прежде, онъ перенесъ, съ мужествомъ и благодушіемъ, множество новыхъ бъдствій и мучительныхъ наказаній отъ нечестивыхъ иконоборцевъ и императора Феофила, благодаря за оныя Человъколюбца Бога. Дъйствительно, нельзя изчислить этого множества разнообразныхъ и непрерывныхъ гоненій, которыя онъ претерпълъ; этихъ заточеній въ глубочайшіе рвы, въ нечистыя и мрачныя темницы, въ удушливыя подземелья; этого лишенія житейскихъ потребностей; этой разлуки съ друзьями, съ единовърцами, сродниками, которыя перенесъ твердо и великодушно блаженный сей мужъ, подавая собою примъръ терпънія прочимъ страдальцамъ!

Между т
ъмъ къ благочестивому и великому Іоанникію, подвизавшемуся на горахъ Олимпійскихъ, пришелъ, по Божественному откровенію, святый Арзакій, истинный рабъ Божій и великій подвижникъ, и говорилъ ему слъдующее: «Богъ, пославшій нъкогда Илію, дабы съ высоты горы Кормильской обличилъ онъ израиля въ языческихъ жертвоприношеніяхъ, повелъваетъ чрезъ меня отправиться тебъ къ Никомидійской башнъ св.Діомида, къ избранному рабу своему Исаіи, дабы обоимъ вамъ, вмъстъ со мною, исполнить то, что угодно Богу, и нужно для Его Церкви. Итакъ разумъй, что намъ должно сотворить все, что скажетъ Господь, и возвъстить императрицъ Феодоръ и патріарху Мефодію то, что должно имъ дълать». Продолжая бесъдовать между собою, они непримътно сошли съ горы, и въ половинъ ночи пришли къ башнъ Никомидійской, къ рабу Божію Исаіи. Принявши отъ него троекратное благословеніе, они пробыли у него три дня. По прошествіи же третьяго дня, когда оба пришельца взаимными святыми молитвами приготовили себя въ путь, Духъ Святый, устами благочестиваго Исаіи, сказалъ пустыннымъ мужамъ симъ: «Господь говоритъ: вотъ наступилъ день, дабы не было болъе враговъ Моихъ изображеній! Когда вы придете къ императрицъ Феодоръ, то услышите такой гласъ: Іоанникій и Арзакій! скажите патріарху Мефодію: «Удали всъхъ нечестивыхъ людей - и такимъ образомъ, вмъстъ съ Ангелами, ты принесешь Мнъ жертву хвалы, почтивъ образъ Лица Моего и Крестъ Мой!» Услышавъ сіе изреченіе отъ святаго Исаіи, сіи отцы простились съ нимъ, и ушли. Когда же пришли они въ Константинополь, и возвъстили слышанное ими отъ святаго Исаіи патріарху Мефодію и прочимъ православнымъ священникамъ, то сіи составили мудрый и Богоугодный совътъ, именно, чтобы всъмъ вмстъ, архіереямъ, благочестивымъ монахамъ, исповъдникамъ и прочимъ членамъ Церки принесть одно общее прошеніе честнъйшей и благочестивъйшей императриц Феодоръ о возстановленіи и чествованіи святыхъ и достопокланяемыхъ иконъ, и за симъ немъдленно отправились во дворецъ, и явились къ царицъ Феодоръ. Думаю, что Богъ такъ устроилъ это для двухъ причинъ (какъ показалъ самый конецъ дъла), именно, чтобы спасти императора Феофила, и чтобы обнаружить дотолъ сокрытую Божественную и православную ревность Феодоры. Представъ предъ лице императрицы, святый патріархъ Мефодій, съ великимъ смиреніемъ и со слезами униженно говорилъ ей: «повели, Боговънчанная царица, возобновиться и соединиться Церкви Божіей, и паки воспріять отнятое у ней драгоцънное и спасительное украшеніе - святыя и достопокланяемыя иконы, дабы и рогъ Христіанъ возвысился въ правленіе Боговънчаннаго твоего царствованія, и твое имя и память о тебъ, вмъстъ съ порфирородными и возлюбленными дътьми твоими, прославлялась и ублажалась въ роды родовъ». Благочестивъйшая и Боголюбивая царица, внявъ убъдительной его прозьбъ, отвъчала ему слъдующее: «Я совершенно увърена, святый отецъ, въ вашемъ Православіи, усердіи и ревности по въръ и благочестію. Да будетъ же извъстно и вамъ, что и я смиренная и наименьшая раба Господня постоянно пребываю въ семъ Православіи - и  покланяюсь святымъ и всечестнымъ иконамъ, какъ научилась тому отъ предковъ своихъ, и таковое поклоненіе и почитаніе вмъняю себъ въ честь. Но дабы вы не подумали, что я на словахъ только хочу показать вамъ свою въру, для сего явлю вамъ оную самымъ дъломъ. Сказавъ сіе, она тутъ же вынула сокрытый на груди святый и пречистый образъ Господа Бога и Спасителя нашего Ісуса Христа и пре-Святой и пренепорочной Матери Его, и потомъ, въ виду всъхъ поклонившись и облобызавъ оные сказала: «Кто не покланяется и не почитаетъ изображеній Господа нашего Ісуса Христа, Богородицы и всъхъ Святыхъ тотъ да будетъ анафема!» -- Тогда всъ воздали хвалу и славу Милосердому Богу нашему! Послъ сего императрица, обратившись къ патріарху, произнесла сіи слова: «Если хочешь, святой отецъ, чтобы я исполнила всъ ваши желанія, то и вы не отвергните моего къ вамъ прошенія». Когда же предстоящіе спросили: «Въ чемъ, царица, состоитъ прошеніе твое къ намъ, смиреннымъ?», то она отвъчала имъ: «Я прошу васъ, благочестивые и освященные мужи, о томъ, чтобы вы въ молитвахъ своихъ ходатайствовали предъ Милосердымъ и Человъколюбивымъ Богомъ о супругъ моемъ Феофилъ, дабы Господь Богъ простилъ ему всъ согръшенія его, а особенно тъ, которыя онъ учинилъ противъ святыхъ и достопокланяемыхъ иконъ. Ибо мнъ извъстно изъ Евангелія, что вамъ дана отъ Бога власть вязать и ръшить гръхи людей!» Тогда великій архіерей Меъодій сказалъ ей въ отвътъ: «Прошеніе твое, царица, превышаетъ наши силы. Впрочемъ, поелику ты просишь сего съ върою, а въ Писаніи сказано: вся возможна върующему (Марк.9:25), то всъ мы будемъ возсылать прошенія и молитвы къ человъколюбивому Богу. Но и сама ты, со всъми живущими въ твоемъ домъ, отъ младенца и съсущаго до юноши и старца, должна молиться со слезами, раздавая притомъ милостыню, -- тогда Богъ явитъ и намъ смиреннымъ свое милосердіе и человъколюбіе». Сказавъ сіе, святитель Божій Меъодій поклонился императрицъ, и вышелъ изъ палатъ ея. Пришедши же въ великую Божію Церковь, сей святитель созвалъ весь православный народъ отъ малаго до великаго, съ женами и дътьми. Но! - прежде всъхъ созвалъ митрополитовъ и епископовъ, пресвитеровъ и діаконовъ, монаховъ и пустынниковъ. Въ числъ ихъ были прежде упомятый святый отецъ нашъ и великіи чудотворецъ Іоанникій, подвижникъ олимпійскій, съ благочестивъйшимъ Арзакіемъ, Феодоръ Исповъдникъ и игуменъ Студійскаго монастыря, Феофанъ Исповъдникъ и игуменъ изъ великаго селенія, также Михаилъ, святъйшій Исповъдникъ, Синкеллъ святоградецъ, Феодоръ Монахъ и Исповъдникъ-начертанный, Феофанъ - митрополитъ Никейскій, пъснописецъ-начертанный, и другіе многіе ревностные защитники православной въры и добродътели. Всъ они, установивъ общую молитву, бдъніе и постъ, и проливая многія слезы, проводили, на первой недълъ святыя четыредесятницы, цълыя ночи безъ сна, пъли псалмы, непрестанно испрашивая у Бога прощенія и оставленія гръховъ императору Феофилу. Съ сего-то времени и до нынъ совершаются панихиды въ великой Божіей Церкви на первой недълъ святыя четыредесятницы. Вотъ что сдълалъ съ своей стороны первосвятитель Меъодій! Благочестивая же императрица Феодора, слъдуя его примъру, и сама со всъмъ домомъ, во вретищъ и пеплъ, день и ночь не преставала со слезами молить человъколюбиваго Бога о прощеніи и оставленіи гръховъ своему супругу.

Подъ конецъ первой нед
ъли, утромъ въ пятницу, царица, изнемогши отъ продолжительнаго моленія, погрузилась въ сонъ. Во снъ ей видълось, что она стоитъ на площади, близъ столпа Константина Великаго. Тутъ представляется ей, что чрезъ площадь проходятъ съ шумомъ и въ безпорядкъ какіе-то люди, неся въ рукахъ различныя орудія мученій, какъ то: бичи, колоды, воловьи жилы, палки, и сему подобное; въ срединъ же ихъ находился царь Феофилъ, нагой, съ связанными назадъ руками, котораго они тащили и били. Какъ скоро царица Феодора увидъла, что, его такъ безчестно влекутъ, и немилосердо бьютъ, тотчасъ со слезами и воплемъ послъдовала за ведущими. Достигши мъдныхъ вратъ, она узръла нъкоего великаго и дивнаго Мужа, Который сидълъ на тронъ, противъ святой иконы Господа нашего Ісуса Христа. Предъ симъ Мужемъ поставили царя Феофила, и не выпуская его изъ рукъ, держали связаннымъ. Тутъ Боголюбивая Феодора, повергшись къ ногамъ сего дивнаго и славнаго Царя, Сидъвшаго на тронъ, не отступала отъ Него, умоляя со слезами пощадить ея мужа. Наконецъ, послъ многихъ ея прошеній и слезъ, дивный тотъ Мужъ отверзъ уста Свои, и сказалъ ей: «Велика въра твоя, жена! знай, что ради только слезъ твоихъ и въры твоей, также ради молитвъ и ходатайства священниковъ, прощаю мужа твоего». Вмъстъ съ симъ словомъ, Онъ далъ повелъніе предстоящимъ и держащимъ Феофила развязать ему руки, одъть его, и отдать женъ. Когда было сіе исполнено, Феодора, взявъ мужа своего съ судилища, на которомъ его видъла, удалилась съ великою радостію и веселіемъ, и въ то же время пробудилась отъ сна своего.

Святый же патріархъ Ме
ъодій, когда собрались всъ православные въ Церковь, митрополиты, монахи и міряне, предъ началомъ молитвы своей за Феофила, и по объявленіи имъ своего предпріятія, учинилъ слъдующее: взявъ новую книгу, онъ вписалъ въ нее имена всъхъ еретиковъ, царствовавшихъ до Феофила, присоединивъ къ нимъ и самаго Феофила; потомъ запечатавъ ее, со всею предосторожностію, положилъ на святомъ престолъ, въ великой Церкви Божіей, подъ срачицею. Устроивъ такимъ образомъ, и продолжая молиться, вмъстъ съ прочими, за царя Феофила, онъ и самъ увидълъ въ сновидъніи свътлаго Ангела Божія, который, подошедши къ нему, сказалъ: «Вотъ, епископъ, молитва твоя услышана - и царь Феофилъ получилъ прощеніе: не ходатайствуй болъе за него предъ Богомъ!» Патріархъ въ трепетъ, пробудившись отъ сна, и желая узнать, истинно ли видъніе, немедлънно идетъ въ Церковь, беретъ книгу, и открывши оную, находитъ имена всъхъ еретиковъ вписанными по-прежнему, а имени Феофила не было, и мъсто его осталось совершенно бълое. Когда слухъ о такомъ дивномъ и неожиданномъ чудъ распространился по всему городу, то всъ слышавшіе объ ономъ возрадовались и возвеселились, и вмъстъ прославили Человъколюбиваго Бога - Творящаго чудеса великія, дивныя, славныя и неизръченныя, коимъ нътъ числа!

Узнавъ о семъ славномъ чуд
ъ, благочестивъйшая императрица Феодора, еще болъе увърилась въ прощеніи мужа своего - и, возрадовавшись великою радостію, достодолжно прославила Милосердаго Бога! Она немъдленно повелъла святъйшему патріарху Мефодію извъстить всъхъ православныхъ Христіанъ - митрополитовъ, архіепископовъ, игуменовъ, клириковъ и мірянъ! - чтобы они въ первое воскресенье святаго великаго поста собрались въ великую Церковь Божію съ честными Крестами и святыми иконами. Когда все сіе было исполнено, то безчисленное множество народа стеклось въ великую Церковь Божію, куда прибылъ наконецъ и самъ царь Михаилъ, вмъстъ съ православною своею матерію и со всъмъ сенатомъ, каждый неся въ рукахъ своихъ восковую свъчу. Соединившись съ святъйшимъ патріархомъ, они всъ вмъстъ вышли изъ святаго храма, съ пъснопъніемъ, со святыми иконами и святымъ Евангеліемъ, и продолжали шествіе и молитву до царскихъ вратъ, называемыхъ Ктенарскими. Послъ таковаго моленія, принесеннаго Богу съ сердечнымъ сокрушеніемъ, многими слезами и воздыханіями, при пъніи: «Господи, помилуй!», опять возвратились они, съ радостію и веселіемъ, во святый храмъ, для совершенія въ немъ Божественной литургіи. Такимъ образомъ возстановлены были въ храмъ Божіемъ святыя и честныя иконы, дабы всъ върные почитали и поклонялись онымъ. По сему-то случаю благочестивые самодержцы, вмъстъ съ достославнымъ и святъйшимъ птріархомъ Меъодіемъ, митрополитами и святыми подвижниками, установили ежегодно со всъмъ великолъпіемъ торжествовать въ великой Церкви Божіей, святый и знаменитый праздникъ въ первое воскресеніе великаго поста. Праздникъ сей и до нынъ, по благодати все-Благаго Бога, совершается во славу и хвалу Спасителя всъхъ Господа нашего Ісуса Христа! Итакъ, возлюбленные! никто не долженъ сомнъваться, или почитать невъроятнымъ, что Феофилъ получилъ прощеніе отъ все-Благаго и Человъколюбиваго Бога нашего - Не-хотящаго погибели ни единому человъку! Если бы Феофилъ, во время жизни своей, самъ (и) не стяжалъ ни какихъ сокровищъ добродътели, которыя могли бы содъйствовать и способствовать молитвамъ архіереевъ, благочестивыхъ подвижниковъ, и прочихъ православныхъ Христіанъ, то, конечно, молитвы ихъ не такъ легко были бы приняты, и онъ не получилъ бы такъ скоро прощенія. Но за добрыя качества, которыя онъ имълъ, Человъколюбивый Богъ не вмънилъ ему содъланныхъ имъ преступленій. Ибо Феофилъ, какъ извъстно изъ повъствованія старцевъ, для безопасности жителей укръпилъ стъны города. Кромъ сего, Феофилъ столько любилъ правду, что не щадилъ ни какого обидчика или лжеца. Въ доказательство сего, я предложу два или три примъра, которые, думаю, и вамъ извъстны, и симъ окончу свое повъствованіе. Вы, безъ сомнънія, слышали о томъ начальникъ, котораго Феофилъ любилъ отъ души. Ибо онъ былъ мужъ знаменитый, и принадлежалъ къ числу первыхъ сенаторовъ. Надъясь на благоволеніе государя, сановникъ сей нъкогда отнялъ у одной вдовы корабль, со всъмъ грузомъ, какой лежалъ на немъ. Женщина сія не однократно просила его отдать ей собственность, но! - онъ не хотълъ внимать словамъ ея. Посему она пришла къ царю Феофилу, и разсказала ему все, что съ нею случилось. По тщательномъ изслъдованіи и разсмотръніи дъла, Феофилъ нашелъ вдову обиженною; но, чтобы не огорчить своего любимца, всячески убъждалъ его возвратить обиженной женщинъ отнятую у ней собственность. Сановникъ объщался исполнить волю царя, но! - не исполнялъ оной. Вдова опять приходитъ къ царю съ жалобою, представляя ему ложь и обманъ сенатора. Тогда царь, разгнъвавшись на то, что онъ дерзнулъ презръть его повелънія - и ни во что вмънилъ дружество и любовь его, приказалъ его сжечь на конскомъ ристалищъ: въ примъръ всъмъ, которые любятъ обижать другихъ. Подобнымъ образомъ поступилъ Феофилъ и съ другимъ начальникомъ, коему поручена была должность Квестора. Замътивъ, что онъ часто поступаетъ несправедливо, и презираетъ правосудіе, сперва жестоко наказалъ его бичами, а потомъ опалилъ у него голову и бороду, и покрывъ ихъ смолою, сослалъ его на въчное заточеніе. Разсказываютъ также, что во дни его царствованія вовсе не было ни притъснителей, ни притъсняемыхъ, такъ что ища однажды по всему городу, въ продолженіе семьнадцати дней, человъка, который имълъ бы нужду судиться съ къмъ-нибудь предъ царемъ, - онъ не могъ найти ни одного: ибо прежде сего истребилъ многихъ притъснителей. Вотъ почему Тотъ, Кто изрекъ чрезъ пророка Исаію: «Судите сиру, и оправдите вдовицу - и пріидите, и истяжимся» (Ис.1:17), не отвергъ слезъ и воздыханій священниковъ и Святыхъ своихъ, молившихся предъ Нимъ о Феофилъ, но! - и молитвамъ ихъ внялъ, и великія преступленія его простилъ, и Церкви возвратилъ украшеніе и благолъпіе ея, состоящее въ святыхъ и достопокланяемыхъ иконахъ! Онъ и намъ, нелицемърно покланяющимся и лобызающимъ святыя иконы Его, и хранящимъ Божественныя Его заповъди, дастъ ненарушимый мирь, и прощеніе ежедневныхъ гръховъ нашихъ: Ему принадлежитъ слава и держава, и честь и поклоненіе во въки и в въкъ въка! - Аминь!


ПРИМЪЧАНІЕ:
Пов
ъствованіе сіе находится у Комбефизія въ кн. Auctores incerti, Tom II. p. 715. Что также согласно сообщению из Московской Духовной Академии (нач.XIX в.).
ИСТОЧНИКЪ:
«Пов
ъствованіе о возстановленномъ чествованіи святыхъ и достопокланяемыхъ иконъ, или о томъ, какимъ образомъ и по какой причин? Святая Божія Церковь установила ежегодно совершать Православіе въ первый недъльный день великаго поста». // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санкт-петербургской Духовной Академiи», СПб., типографiя Медицинскаго Департамента Министерства Внутреннихъ Д?лъ. - 1835 г. - Часть I. - сс. 160-189.