[главная][наше упование][раскол патр. Никона][раздор митр. Корнилия][ересь монаха Алимпия][богослужение][жизнь общины][отдел соц. поддержки][библиотека][фотогалерея][контакты]
ЗАЩИТИТЕ СВОИХ ДЕТЕЙ И РЕБЁНКА СВОЕГО БЛИЖНЕГО!


О ТЕЛЕВИЗОРЕ И ТЕЛЕВИДЕНИИ
В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
нет-нет да и появятся статьи мужей ученых О ВРЕДЕ ТЕЛЕВИЗОРА. О том, что он есть источник и причина, первое: целого ряда заболеваний, а также, второе, психических расстройств.
Однако все это стараются не афишировать, даже замалчивают.
По факту еще одного вреда, наносимого Телевидением, предлагаем вашему вниманию мнение не в ряду прочих, пожалуй, рассматривающее проблему «Телевизии» в более важнейшем смысле.

Потому как, согласитесь, Телевизор занял неподобающее место в нашем доме, заявив себя быть часть семейной церкви Христиан. Казалось бы, он был не более чем скромным средством информации… При этом, он  монополизировал и унифицировал нашу душевную жизнь, которая прежде была в тричастном человеке в подчинение и услужение духу его.
В древности центром семьи был очаг. Затем им стал стол, за которым собирались все родные после трудового дня. Там они не только трапезовали, но и читали Священное Писание. Теперь их место по значению занял телевизор. Но телевизор не соединяет, а разобщает членов семьи. Каждый зачарован голубым экраном. Характерно, что телевизор занимает то место в комнате, где раньше был святой угол с иконами.

Древние греки говорили о духе дома - Даимоне, или Гении, внушающем человеку мысли, сельские жители - о домовом, мучившем жителей дома ночными кошмарами. И если с языческим прошлым наш современник уже расстался, казалось бы, однако - домашний дух язычников в нашем времени вполне материализован - это телевизор.

Святые отцы отрицательно относились к театру и зрелищам, которые развивают силу воображения, тесно связанного со страстями. Так, Иоанн Златоуст называл театр училищем страстей, хотя древнегреческая трагедия, по нашим понятиям, есть нравственная. Вот только Святые отцы не делили театральные постановки на полезные и вредные. Они осуждали сам метод - имитацию истины, игру в действительность.

Телевизор лишил нас домов, превратив их в театральные залы.
В Библии написано: «Не многих пускай в свой дом!» Телевизор сорвал двери с нашего дома, к нам приходят толпы людей, пришельцы со всех планет, созданные фантастами. Приходят без стука и спроса, приходят ковбои и гангстеры, приходят люди, с которыми мы не хотели бы иметь ничего общего. Дом стал проходным двором, а наши дети соучастниками неподобных зрелищ и собеседниками самых позорных лиц, фактически сотрапезниками пиши души таких лиц, которым грязь за радость и даже как белый хлеб в плане их видов и заработков на жизнь. Всвязи с тем, что телевизор унифицирует, обезличивает людей, уместно предостерегать и напоминать своему ближнему: древние философы сказали: «Человек есть то, что он ест», имея в виду, разумеется, не вещественную, а духовную пищу - что он читает, с кем он общается, к чему он стремится. Телевизор предлагает одну и ту же пищу десяткам миллионов людей. Поэтому люди стали похожими друг на друга, похожими не в единстве духовной любви, а в единстве однообразия; люди теряют интерес друг к другу.

Телевизор создал новый вид человека - homo medium - человека с истощенной от непрерывного зрелища, как от непрерывного пьянства, нервной системой, человека душевного распада, который не может поставить границы и фильтр внешней информации и усваивает ее, так сказать, в сыром виде - некритически, не-дифференцированно, одной низшей механической памятью. Смысловая память при этом притупляется, творческие силы ослаблены.

Человек мыслит посредством слова: ведь, человек называется в патристике словесным существом. Телевизор же учит мыслить чувственными представлениями, действенно воспитывает рассеянность и впечатлительность. Душа становится изнеженной, чувственной и истеричной. Телевизор является концентрацией страстей; страсть неотделима от чувственных образов. Аскетическая борьба со страстью - это очищение души от фантазий и представлений. Страсть облекается в форму обольстительных картин. Телевизор дает множество форм для чувственности. Телевизор расслабляет интеллектуальные силы человека. Ум должен упражняться, искать, преодолевать препятствия, как атлет тренирует свои мышцы. Телевизор дает обильную, рафинированную, приготовленную пищу, от которой ум становится вялым, немощным, неспособным к самостоятельному мышлению, как тело при обильном питании жиреет, дряхлеет и стареет.

Всякое зрелище требует сопереживания, мы включаемся в поле страстей, это поле индуктирует и питает наши страсти. В каждом познании есть элемент симпатии, общности. Грех, соделавшись привычным, перестает быть отвратительным.

Телевизор посягнул на духовную сферу. Фантазия о духовной жизни рождает ложь, которая называется у святых отцов прелестью. Визуально представить духовный мир невозможно, представлять его - это значит находиться в замкнутом круге страстных призраков и гордых теней, вызванных к жизни воображением.

Каждый человек, по учению святых отцов, - это малый мир. Почему и уместно снова и снова ближнему своему напомнить: каждый человек - это неповторимая индивидуальность. Но - телевизор унифицирует, обезличивает людей. Древние философы сказали: «Человек есть то, что он ест», имея в виду, разумеется, не вещественную, а духовную пищу - что он читает, с кем он общается, к чему он стремится. Телевизор предлагает одну и ту же пищу десяткам миллионов людей. Поэтому люди стали похожими друг на друга, похожими не в единстве духовной любви, а в единстве однообразия; люди теряют интерес друг к другу.

Телевизор по сути и по плодам своего влияния гипнотизирует. Ведь потоки образов, ярких и насыщенных страстей, одновременно и зрительных, и слуховых, порабощают психику, сознание становится заторможенным, человек превращается в медиум телевизора, воспринимающий его внушения.

Телевизор развивает антихристианство. Религия - это общение души с Богом. Религия вырабатывает созерцательное мышление, концентрацию внимания, сосредотачивает на немногих, но самых главных онтологических объектах. Телевизор - диаметрально противоположное: смена впечатлений, при которой теряется контроль над сенсорной деятельностью. Религиозное чувство - это мистическое чувство, тонкое и нежное, как лепестки цветка. Оно слышится в безмолвии, а не в шуме улицы.

Телевизор распространяет нервные и психические болезни. Возможности человеческой психики не безграничны. У телевизора человек за несколько часов получает столько впечатлений, как раньше за месяц.

Нервная система человека изнашивается, не вынося непосильного напряжения, она, как бы защищая себя, уходит в болезнь.

Вспоминая свидетельство Библии, что праведник очи свои отведет, да не видит убитого и растерзанного, предостерегаем ближних своих и напоминаем о том, в конце концов, что телевизор учит людей жестокости, это касается не только картин убийств и насилия, окруженных в телепередачах подчас атмосферой поклонения и геройства, но это касается не менее страшного: переживания человека у телевизора настолько интенсивны и остры, что эмоционально опустошают человека, и он в повседневной жизни становится безучастным, холодным, отчужденным.

Телевизор отчуждает друг от друга людей, живущих в одном и том же доме, семье, заменив общение людей призраками и тенями экрана. Потеряв чувство живого человека, он потерял любовь к нему и сострадание. Человек перестает рассматриваться как личность, он превращается в инструмент.

Говорят, что телевизор может стать началом религиозного просветительства, но он убивает самое сердце религии - молитву, мистическую беседу души с Богом, при этом, заменяет собой посещение храма, оставляя человека по-прежнему вне его! Загруженная, забитая потоком впечатлений душа не в силах сосредоточиться на молитве, на слова молитвы наносится слой чуждых молитве страстных представлений. Молитва - это центр духовной жизни. Человек выбрасывает душу из неподвижного центра на вертящийся круг сменяющихся представлений. Вне Богоугодного состояния, когда мы поручаем себя Господу нашему, и вне молитвы и созерцания, невозможно внутреннее от прозревающей души, когда Бог принимает нас в общение с Собою, ощущение Бога, то свидетельство души о присутствии Божием... Но даже если телевизор станет каналом религиозных передач, то все равно он лишит религию главного - глубины и мистики, остановившись на катехизаторстве и оглашении, на уровне слов, а не силы. Без религиозной интуиции, созревающей в безмолвии, такое оглашение или не будет принято, или будет принято на уровне духовно-культурных ценностей. Нужна нравственная подготовка, нужны религиозные искания, необходима борьба со страстями и гордыней, чтобы подготовить себя к принятию Христианства и росту, возмужанию в нём, чтобы почувствовать его возрождающую силу. Иначе, ведь, Христос будет стучаться в закрытую дверь...

Особенно губительно действуют безнравственные сцены на детей, которые с молчаливого согласия родителей сидят вместе с ними (иначе родителям пришлось бы или выключить телевизор, или удалить детей из дома на многие часы, поэтому родители предпочитают делать вид, что они не замечают детей, смотрящих телевизор за их спиной). Дети еще меньше, чем взрослые, могут регулировать свои чувства, поэтому после духовного растления у телевизора воспримут христианство как запретительную систему, с прямым или молчаливым протестом против нее. Нам могут возразить, что иные телевизионные программы чисты и нравственны, но - на самом деле это далеко не так. Если в передачах занимались бы только морализацией, то телевизоры вообще не покупали бы. Посмотрите на лица сидящих у телевизора. Что вызывает их наибольший интерес - морализация или гангстеры и приемы дзюдо? Если зерна цветов и сорняка смешать вместе и бросить в землю, то можно быть уверенным, что сорняк заглушит цветы. У телевизора вырастаем человек с подавленной душой, когда задавлены её серьезность, запросы, рост и самая пред Богом зрячеть православной души… В условиях телевизионной агрессии, в лучшем случае её потребитель воспринимает религию как нравственно-культурную и историческую ценность, что в сущности является религией без Бога, при этом, усугубляется беда человекобожничеством своего «я» всякого потребителя «мира Телевизии». Поэтому телевизор калечит детские души. Телевизор отнимает у детей детство, делает их из младенцев сразу же стариками - детей без детства и чистоты!


Религия -это тайна, телевизор тайну превращает в рекламу. Литургия не может быть воспринята как визуальное представление; это, в частности, мистическое повторение Голгофской жертвы, к созерцанию и участию в которой в древние времена допускались только после подготовки, только члены Церкви, не находящиеся под эпитимией отлучения от Чаши. Литургия - это схождение Духа Святого и Спасо-Преображение человеческой души. «Неужели же телевизор может зафиксировать либо преподать схождение благодати?!»: увы - ответ видится многим нашим современникам самый фантастический и противоестественный…  

Телевизор внес в дома верующих людей кощунственные кинофильмы даже о Христе-Спасителе. Искусство артистов перевоплощаться, умение забыть себя, отождествить себя с тем, кого играют, показывает отсутствие всякого религиозного чувства или искаженную религиозность актера, отождествляющего себя со Христом. Сатана сказал: я - Бог. Адам сказал: я хочу быть без Бога, как бог. Артист говорит: я хочу показать через себя миру Христа Спасителя. Значит, этот артист уверен, что он может думать как Христос, любить как Христос, действовать как Христос. Это большее богохульство, чем примитивная и пошлая антирелигиозная пропаганда. Сегодня артист играет гангстера, завтра апостола, послезавтра, может быть, Рейгана или «товарища Камо»! Но наша психика, восприняв в подсознании опошленный театром образ, по законам ассоциаций и аналогии в мышлении наложит этот лживый образ, как клеймо, на Святыню.

Итак, отцы и братья, да не впадаем в детство: ведь телевизор - враг, с которым нельзя договориться. Его агрессия не имеет меры и предела. Если пустыня Сахара расширяется со скоростью пяти километров в год, то телевизор победным маршем идет по всей планете, иссушая последние источники и родники, загрязняя, затаптывая последние оазисы обитания души православной!

Скоро человеку не надо будет посещать друзей, ехать на конференции, приходить в школы для занятий: он сможет сделать это, управляя телевизионной системой, оставаясь в собственном доме. Человек останется в миру, как в пустыне, холодной ко всему и чуждой для всех.

СТИХ О ВРЕДЕ ТЕЛЕВИЗОРА

Пред иконою лампада
Не горит в углу святом.
Поселился слуга ада -
Атеист на месте том.

Неожиданно ворвался,
Подобрал такой момент,
Телевизором назвался,
Предоставил документ.

От утра до полуночи
За волной бежит волна,
Ум и сердце, слух и очи
Помрачает сатана.

Устремили все на свете
Свои взоры на экран,
Смотрят взрослые и дети
Передачи со всех стран.

Временами от испуга
Дети жутко вопиют,
Возмущается супруга:
«Что за чушь передают?»

Ежедневная программа
Передышки не дает,
Учтено «до миллиграмма»:
Бес и пляшет и поет.

От молитвы отвлекает
Этот злостный лиходей,
На преступность он толкает
Одураченных людей.

Молодежь вся развратилась,
По программе сатаны
В дармоедов превратилась,
В паразитов для страны.

Неспокойно в каждом доме,
Брат для брата стал врагом,
Беззаконье, как в Содоме,
Совершается кругом.

Никакого «гуманизма»
Телевизор не дает,
Лишь в угоду атеизму
Он и пляшет, и поет.

Всяки новшества и моды
Вредоносны для детей.
Люди стали как уроды
Под влиянием страстей.

Появились наркоманы,
Удалившись от Христа,
Опустели их карманы,
И душа у них пуста.

Для святой беседы с Богом
Был священный уголок.
Телевизор своим рогом
Все иконы уволок.

Уж не теплится лампада,
Как в былые времена,
Этот идол - слуга ада -
Злые сеет семена.
1987 г.